Сева Шульгин — человек, про которого говорят, что с окраин советской Москвы он попал на лучшие волны мира. Но до того как стать сильнейшим сёрфером России и покорить волну-убийцу джоус, Сева прошёл длинный путь, на котором были и взлёты, и падения. Но Сева ни о чём не жалеет — за это время он смог понять что-то очень важное о спорте и жизни. И теперь готов рассказать об этом читателям «Челленджера».

В Москве вечер, за окном хмурится осеннее небо и моросит дождь. Я звоню Севе Шульгину, который сейчас находится на расстоянии около 11 000 километров от столицы — в Коста-Рике, там раннее утро. Сева был вынужден задержаться в этой стране, когда все рейсы отменили из-за пандемии COVID-19. А потом просто не захотел возвращаться. Я слышу, как в трубке поют экзотические птицы, ну а Сева начинает свой рассказ.

Из хоккея — в виндсёрфинг

— Моё детство действительно прошло в одном из самых неблагополучных районов Москвы. Но я увлёкся хоккеем и, когда мне было 16 лет, уже тренировался вместе с лучшими спортсменами страны. Хоккей стал отправной точкой моей спортивной карьеры. Это командный вид спорта, который научил меня справляться с эгоизмом. Иногда, в самый ответственный момент, когда ты можешь забить гол и сорвать аплодисменты, важнее отдать пасс и почувствовать себя частью команды. Общий результат значит больше, чем личные амбиции.Из-за травмы я ушёл из профессионального хоккея. Но люблю его до сих пор. Когда бываю в Москве, всегда играю. Именно благодаря хоккею я научился настраиваться на результат, правильно тренироваться, понял, как работает тело на взрыве адреналина. К тому же хоккей — это мужской вид спорта, где нужно отстаивать своё место, в сёрфинге так же: чтобы оказаться в лучшем месте на волне, ты всегда должен «толкаться локтями». Хоккей дал мне уверенность в себе, я не боюсь постоять за себя.

Распрощавшись с карьерой хоккеиста, я решил попробовать виндсёрфинг. Начал кататься в Строгинской пойме в Москве, потом осваивал разные споты в нашей стране (уже через два года Сева Шульгин стал чемпионом России. — Прим. ред.). Примерно тогда же я попал в компанию иностранных студентов. Они были другие — расслабленные, открытые, рассказывали о поездках на фантастические острова. Конечно, мне тоже захотелось посмотреть, что там, за пределами нашей страны.

Болезнь, от которой нет лекарств

Когда СССР распался и открыли границы, я стал путешествовать — первым чартером улетел в Египет и открыл для себя круглогодичный виндсёрфинг на сказочно красивом Красном море. В 26 лет, во время поездки в Испанию, я впервые увидел океан — виндсёрферов на волнах и сёрферов. Тогда я задумался: если так много людей катаются на сёрфах, то в этом, наверное, что-то есть. Через два года я попал на Гавайи, где всё пропитано культурой сёрфинга: куда бы ты ни пришёл — везде увидишь фотографии океана, услышишь истории покорения джоус (гигантские волны высотой более 20 метров, которые приходят на Гавайи раз в год. — Прим. ред.), узнаешь о сильнейших сёрфингистах. Невозможно было не заразиться этой культурой! Ну и я заразился. Лекарств от этой болезни ещё не придумали, и отдался ей с головой.
Я сразу понял, что Гавайи — место, где мне хочется провести много времени. В течение десяти лет я летал туда каждый год и оставался надолго. Гавайи стали частью моей жизни, на этих островах родились мои дети. Зимой на Гавайи приходят мощные волны, в 2001 году я купил книгу о них. Там были фантастические фотографии джоус, я заворожённо читал о первопроходцах биг-вейв-сёрфинга (сёрфинга на больших волнах. — Прим. ред.). Я стал думать, что смогу покорить джоус на виндсёрфе, потому что этим видом спорта занимался профессионально. Несколько лет подряд я планировал встречу с огромной волной, иногда сидел по несколько месяцев и ждал подходящего соотношения волн и ветра, но не складывалось! И когда наконец появились идеальные условия, я повредил колено и так и не смог прокатиться.
— Джоус — это Эверест в мире сёрфинга. И если ты оказался на Гавайях, это равносильно тому, чтобы поселиться у подножия Эвереста. Можно ли быть восходителем, но стремиться преодолеть только треть пути к вершине? Любой альпинист, который решил жить у подножия Эвереста, рано или поздно рискнёт забраться на вершину. Конечно, нужно потратить время на подготовку, но если ты уже здесь — странно не рискнуть. 

Вернуться, чтобы осуществить мечту

Я вернулся на Гавайи через год и прокатился по джоус на виндсёрфе. Было нереально страшно, колени дрожали. Я ехал криво и косо, да даже не ехал, а просто удирал от этой гигантской волны. Но первый контакт состоялся.

В следующий раз я решил прокатиться на сёрфе — чтобы не ждать месяцами нужного ветра. Вместе с другом мы стали тренироваться, учились на своих ошибках, которых было много: мы тонули, теряли джет-ски, плавали по шесть часов в океане ночью. Но мы прошли через эти испытания, и через пять лет, в феврале 2015 года, я рискнул выйти на сёрфе на джоус. Это была долгая история, потому что за один день невозможно такому научиться, волна — самая непостоянная и самая непредсказуемая единица на планете. За два-три месяца может быть всего пять тренировочных дней на больших волнах — это ничтожно мало.Только ненормальные люди не испытывают страха. У всех есть инстинкт самосохранения. Чтобы побороть панику, нужен опыт. Чем больше тренируешься, тем проще контролировать эмоции. Я работал над дыханием и учился переключать внимание. Во время подготовки задерживал дыхание на 4,5 минуты в бассейне. Но в океане всё было по-другому — в волнах меня хватало на минуту. Но я понимал, что этого достаточно. Под водой начинал считать про себя, это помогало сосредоточиться и справиться со страхом. Когда человек боится, мозг пожирает огромное количество кислорода. Важнее потратить этот ресурс на то, чтобы выжить. Ещё мне помогает самоирония: когда меня крутит под водой, я начинаю улыбаться, подшучивать над собой. Страх отступает, приходит расслабление, а это важно — так организм экономит ресурсы.

Сева Шульгин

отрывок из книги «Найти свою волну»

— Не бывает жизни без трагедий, как не бывает сёрфинга без вайпаута. Упав с доски на большой волне, нужно вдохнуть, нырнуть, сместить точку фокуса, дождаться просвета, всплыть. И в жизни всё точно так же. И на волнах, и в жизни главный враг — это наш собственный страх. Единственный способ не поддаться ему — помнить, что рано или поздно любая волна отпускает, любая темнота рассеивается, любой шторм заканчивается. Всё, что мы можем — это приучить себя не забывать об этом даже тогда, когда ситуация кажется безвыходной и бесконечно тяжёлой.

Pura Vida в Коста-Рике

На Коста-Рику я приехал с моим кемпом в рамках школы Surf Like Pro, но началась пандемия и все обратные рейсы отменили. Только через пять месяцев появилась возможность вернуться. Но к тому времени я безумно влюбился в Коста-Рику и понял, что не хочу уезжать. Я купил здесь землю и начал строить дом.Побывав в 54 странах, в последние годы думал о том, что нужно найти для себя «убежище», где можно проводить много времени. Коста-Рика — самая экологически чистая страна на планете, она находится в голубой зоне, где нет крупных предприятий. Жизнь здесь спокойная, и я получаю от этого удовольствие. В Центральной Америке — очень позитивные люди, они искренние и щедро делятся с тобой pura vida — «чистой жизнью». В деревне с тобой все здороваются, каждый человек тебе что-то отдаёт. Не забирает, а отдаёт. В мегаполисе иногда я был уставшим просто потому, что прожил день. Здесь я отовсюду получаю заряды жизненной энергии и, наполняясь, тоже начинаю отдавать. Чтобы полноценно жить, получать удовольствие от жизни, этот обмен энергией очень нужен.

Я не дауншифтер и не пытаюсь убежать от проблем. Свою жизнь в Коста-Рике я пытаюсь сделать максимально комфортной, хочу, чтобы ко мне приезжали друзья и дети. Планы на будущее — создать здесь свой сёрф-кемп. Я продолжу путешествовать по миру, но большую часть жизни буду проводить не в Москве, а на Коста-Рике. Для меня эта страна — финальная точка, в мире не найти места лучше — с таким качеством волн, с такими комфортными условиями катания, с таким тёплым океаном, с таким климатом и природой.
 —Но я не хочу, чтобы сюда приезжали тысячи людей, которые стремятся один раз покататься и сфотографироваться с доской. Коста-Рика — место для тех, кто по-настоящему влюблён в океан.

Найти свою волну

Иногда, когда мне удаётся поймать волну, я кричу от радости, как бабуин, мой голос эхом разносится по джунглям. Но эйфория быстро проходит, и я продолжаю грести, чтобы поймать следующую волну.Все мои тренировки привязаны к прогнозам. Сейчас я не работаю над результатом — покорением какой-то большой волны. Провожу в океане столько времени, сколько он позволяет. Иногда получается кататься два раза в день — около пяти часов. Это большая нагрузка, за неделю такого катания устаёшь, и нужно время на восстановление, делаю перерывы. У меня есть правило: следуй тому, что даёт океан. Я стараюсь не нарушать природное течение жизни. Если волн нет, занимаюсь базовыми растяжками. Не бегаю кроссы, не подтягиваюсь тысячи раз, просто утром делаю гимнастику, а потом монтирую фильмы, создаю сайты — в общем, делаю что-то для души.

У меня давно была идея написать книгу, и два года назад я начал работу. Написал пару глав, но не клеилось. Было желание выплеснуть то, что накопилось во мне, всю мою боль. Но истории не получалось, это был полный провал. На Коста-Рике я смог сосредоточиться на работе над книгой (в Москве постоянно приходилось куда-то бежать) и придумал, как лучше рассказать историю покорения волн и того, что происходило в моей жизни. Получилось захватывающе (книга Севы Шульгина «Найти свою волну» выходит в октябре 2020 года в издательстве «Бомбора». — Прим. ред.).
В Москве по утрам я просыпался и читал ленты социальных сетей, там все были успешными, никто не писал, что у него депрессия и он пытается выкарабкаться. Мне же казалось, что я какой-то неудачник, что я на шаг позади всех. Было ощущение неудовлетворённости, я считал, что пропускаю важное, не живу на сто процентов. На Коста-Рике я выключился из этой истории и выяснил важную вещь: внутренние ощущения никоим образом не зависят от того, что происходит вокруг. Не нужно себя сравнивать с кем-то. У каждого своя жизнь, лучшее, что мы можем сделать, — научиться получать удовольствие от каждого момента.